+375 (17) 286 05 16,

+375 (29) 717 98 49,+375 (29) 650 64 46,

+375 (29) 672 30 01, +375 (29) 628 84 39

Особенности квалификации преступлений в сфере охраны окружающей среды, предусмотренные статьями 281,282,282 прим. УК Республики Беларусь

                                               Статья

 

Особенности квалификации преступлений в сфере охраны окружающей среды, предусмотренных ст. 281, 282, 282-1 УК Республики Беларусь и вопросы определения размера возмещения вреда, причиненного указанными преступлениями.

 

 

 

 

Преступления, предусмотренные ст. 281,282, 282-1 УК Республики Беларусь, относятся к категории преступлений, указанных в главе 26 Уголовного Кодекса Республики Беларусь - «ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ».

Основными действующими нормативными правовыми актами в сфере охраны окружающей природной среды являются:  Кодекс Республики Беларусь о земле,  Кодекс о недрах, Лесной кодекс, Водный кодекс; Законы Республики Беларусь: от  26 ноября 1992 г. "Об охране окружающей среды" (с последующими изменениями и дополнениями), от 10 июля 2007 г. "О животном мире", от 20 октября 1994 г. "Об особо охраняемых природных территориях" (с последующими изменениями и дополнениями), от 16 декабря 2008г. "Об охране атмосферного воздуха", от 14 июня 2003 "О растительном мире", от 26 мая 2012г. "О правовом режиме территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 18 июля 2016г. "О государственной экологической экспертизе, стратегической экологической оценке и оценке воздействия на окружающую среду", от 12 ноября 2001 г. "Об охране озонового слоя", а также принятые в соответствии с ними постановления Совета Министров Республики Беларусь, акты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, и Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 18.12.2003 г. № 13"О применении судами законодательства об ответственности за правонарушения против экологической безопасности и природной среды» (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда от 22.12.2005  № 13, от 02.06.2011 № 3, от 26.09.2013 № 9, от 27.09.2018 № 9)

 Особенностью правовых норм, устанавливающих ответственность за нарушение законодательства об охране окружающей природной среды, является их отсылочный характер, т.к при их применении необходимо обращаться к нормативным правовым актам и международным договорам Республики Беларусь, регулирующим отношения в области охраны и рационального использования природных объектов.

 .

 

Уголовная ответственность по  ч. 1 ст. 281 или  ч. 1 ст. 282 УК наступает только при наличии признаков административной преюдиции, а именно: необходимо, чтобы лицо ранее привлекалось к административной ответственности за незаконную добычу рыбы и водных животных или незаконную охоту и после наложения на него взыскания в течение года вновь совершило такое же нарушение. Административную преюдицию образуют не любые нарушения Положений и Правил об охоте и любительском рыболовстве, а только те, которые указаны в диспозициях соответствующих статей УК. За совершение других правонарушений наступает только административная ответственность.  

Для квалификации содеянного по ч.2,3,4 ст.ст. 281, 282 УК- административная преюдиция не требуется.

 Для квалификации действий виновного по признакам причинения крупного или особо крупного размера ущерба в результате незаконной добычи рыбы, водных животных или незаконной охоты (ч.2, 4 ст. ст.281,282 УК) следует исходить из специально утвержденных такс для возмещения причиненного ущерба, действующих на день совершения преступления.

В свою очередь, в соответствии с примечанием к ст. 281 УК, крупным размером ущерба в  ст. ст. 281 и 282  УК, признается размер ущерба на сумму, в 100 и более раз превышающую размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, особо крупным – в 250 и более раз превышающую размер такой базовой величины

Для признания размера ущерба крупным или особо крупным необходимо, чтобы установленная такса соответствовала кратности базовых величин, указанной в вышеуказанных примечаниях к ст. 281 УК, или превышала ее, независимо от индивидуального характера и особенностей предметов охоты, добычи рыбы или водных животных.

Кроме того, в соответствии с разъяснением п 16. Пленума Верховного суда РБ,  ответственность по  ч.2 ст. 281 или  ч.2 ст.282 УК за незаконную добычу рыбы или водных животных, занесенных в Красную книгу Республики Беларусь, а также зверей и птиц, на которых охота полностью запрещена, наступает лишь в том случае, когда виновный, завладевая ими, осознает, что эта рыба, водные животные, звери и птицы находятся под особой охраной. При этом, правоприменительная практика в этом случае, исходит из того, что осуществляя незаконную охоту на территории заповедника, национального парка, заказника, на экологически неблагополучной территории, лицо должно осознавать, что совершает незаконные действия в пределах этих территорий.

Действия должностных лиц, совершивших незаконную добычу рыбы, водных животных или незаконную охоту с использованием своих служебных полномочий, охватываются ч. 3 ст. 281 или ч.3 ст. 282 УК и дополнительной квалификации за преступления против интересов службы не требуется.

 Тем не менее, как следует из разъяснения Пленума, должностные лица, использовавшие свои служебные полномочия при необоснованной выдаче разрешительных документов на добычу рыбы, водных животных или охоту, а также на порубку леса и кустарников, могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления против интересов службы.

 Обращает на себя внимание и тот факт, что в соответствии с п. 17 Пленума, под использованием механических наземных, водных или воздушных транспортных средств при незаконной охоте, следует понимать их эксплуатацию в качестве орудия преступления непосредственно в процессе охоты (преследование, выслеживание, загон животных). Если же транспортные средства использовались лишь для доставки нарушителя к месту незаконной охоты и перевозки добытого, то такое их применение не является основанием для квалификации действий виновного по   ч. 4 ст. 282УК.

Аналогичным образом,  я полагаю, следует подходить и к оценке обстоятельств совершения незаконной добычи рыбы: если транспортные средства не использовалось непосредственно в процессе совершения преступления,  а использовалось для доставки нарушителя и перевозки добытого, следовательно, нельзя квалифицировать действия виновного, как совершение незаконной охоты с использованием транспортных средств, поскольку транспортное средство, в таком случае ни орудием, ни средством совершения преступления, не является.

Правоприменительная практика по данной категории дел не является единообразной и зависит от конкретных обстоятельств дела.

 Тем не менее, данный аспект, имеет принципиальное значение, поскольку затрагивает не только объективную строну рассматриваемого преступления, но и вопрос необходимости применения специальной конфискации, вопрос необходимости применения которой следует из п. 21 Постановления Пленума, в соответствии с которым, рассматривая дела о незаконной добыче рыбы или водных животных, а также о незаконной охоте, суды должны применять специальную конфискацию незаконно добытого, орудий лова и охоты, технических средств, с помощью которых совершались  преступные действия.

В свою очередь, в ч.6 ст. 61 УК  «…..Независимо от категории преступления и вида назначенного наказания применяется специальная конфискация, которая состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства орудий и средств совершения преступления, принадлежащих осужденному; вещей, изъятых из оборота; имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества, а также предметов, которые непосредственно связаны с преступлением, если они не подлежат возврату потерпевшему или иному лицу.

Таким образом, если транспортные средства не являлись орудием и средством совершения преступления, конфискации они не подлежат.

В соответствии с разъяснением вышеуказанного Постановления Пленума, незаконная добыча рыбы, водных животных либо незаконная охота с использованием незаконно изготовленного охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия требует дополнительной квалификации содеянного по  ч.2 или ч.3 ст. 295-1УК., а когда такие действия совершены с использованием незаконно хранившегося, изготовленного или приобретенного иного огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, действия виновного, в зависимости от обстоятельств дела, подлежат дополнительной квалификации по ст.2,3 или 4 ст. 295 УК.

 Действия виновных лиц, выразившиеся в незаконной добыче рыбы, водных животных, зверей и птиц, выращиваемых организациями и лицами в специально устроенных или приспособленных для этого водоемах и местах, либо завладение рыбой, водными животными, зверями и птицами, отловленными или находящимися в питомниках и вольерах, следует квалифицировать как хищение имущества.

В свою очередь, как следует из п.22 Пленума, если виновному не было известно о том, что он добыл рыбу, водных животных, зверей и птиц в указанных водоемах и вольерах, его действия должны рассматриваться только как незаконная добыча рыбы, водных животных или незаконная охота.

В случае умышленного уничтожения добытого, действия виновного,  должны быть квалифицированы по  218 УК.

Определенную сложность вызывает и вопросы  квалификации по ст. 282-1 УК - «Незаконные перемещения (транспортировка) и разделка диких животных».

В некоторых случаях, органы уголовного преследования и суд квалифицировали действия обвиняемых по совокупности преступлений, например, и по ч.2 ст. 282 УК и по ч. 2  ст. 282-1 УК. Однако, как показывает право правоприменительная практика, сложившаяся за последнее время, такие решения являлись ошибочными.

 Перемещение (транспортировка) или разделка диких животных, добытых виновным лицом в результате незаконной охоты, состава преступления, предусмотренного ст. 282-1 УК, не образует, поскольку в  соответствии с п.2 Правил ведения охотничьего хозяйства, утвержденных Указом Президента РБ № 580, охота –это поиск, попытка добычи и добыча диких животных, а под добычей охотничьих животных, понимается их «изъятие из среды обитания без сохранения жизни», поэтому вышеуказанные действия охватываются составом ст. 282 УК  « Незаконная охота» и дополнительной квалификации по ст. 282-1, не требуют.

Отдельный вопрос по данной категории дел, который вызывает определенные сложности при квалификации действий обвиняемого, это вопрос правильного определения и расчета размера вреда, причиненного преступлением, а так же,  основания и порядок его возмещения. 

При определении размера вреда, причиненного преступлением, следует руководствоваться таксами, установленными  Указом Президента Республики Беларусь от 8 декабря 2005 г. N 580 "О некоторых мерах по повышению эффективности ведения охотничьего хозяйства и рыбохозяйственной деятельности, совершенствованию государственного управления ими" и Приложением к нему.

Так, например, в соответствии с указанным приложением, таксы для определения размера возмещения ущерба, причиненного окружающей среде в результате незаконного изъятия или уничтожения диких животных по некоторым категориям животных оставляют:

-Зубр- 400 базовых величин

-Лось- 300 базовых величин

- Олень благородный- 300 базовых величин

- Медведь бурый- 300 базовых величин

- Рысь- 100 базовых величин

- Форель ручьевая-6 базовых величин и т.д.

При этом, возмещению подлежит не только вред окружающей среде, причиненный непосредственным изъятием объекта из среды обитания, но и стоимость самого незаконно добытого объекта (животного, рыбы и т.д), определяемая в соответствии с Положением « О порядке определения стоимости незаконно добытой продукции пользования объектами животного мира», утвержденным Постановлением Совмина РБ 29.07.2011 г.№ 1022, по формуле: Сндпi=Ni х Ci х X (где Ni- количество незаконно добытой продукции, Ci- стоимость 1 экземпляр (1 кг.), X- р-р базовой величины, установленной на день установления факта незаконной добычи ).

Таким образом, фактический ущерб, подлежащий возмещению по уголовному делу состоит из двух вышеуказанных частей.

Однако, следует отметить, что объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 2,  4 ст. 281 282 УК , образует только вред, причиненный окружающей среде. Поэтому ошибочным является вменение в вину  лицу, общей суммы вреда (с учетом стоимости самого объекта незаконного изъятия), подлежащего возмещению по уголовному делу.

Незаконно добытая продукция (звери, птица, рыба,  и  т.д..) в соответствии с действующим законодательством, подлежит изъятию у нарушителя и реализации, однако суммы, вырученные от реализации этой продукции, зачету в счет возмещения вреда не подлежат.

Если изъять незаконно добытую продукцию невозможно, суды разрешают вопрос о взыскании  ее стоимости  с виновных лиц в установленном порядке,  т.е. в соответствии с  тем же Указом Президента Республики Беларусь от 8 декабря 2005 г. N 580 "О некоторых мерах по повышению эффективности ведения охотничьего хозяйства и рыбохозяйственной деятельности, совершенствованию государственного управления ими".

По общему правилу вред, причиненный правонарушениями против экологической безопасности и природной среды, в соответствии со 933 ГК и ст. 101 Закона "Об охране окружающей среды" подлежит возмещению в полном объеме лицом, виновным в его причинении.

 Кроме того, согласно ст. 949 ГК лица, совместно причинившие вред природным объектам, несут солидарную ответственность по его возмещению.  Тем не менее, по заявлению потерпевшего и в его интересах, суд вправе возложить на этих лиц долевую ответственность исходя из степени вины каждого из них, а при невозможности определить степень вины - исходя из равенства долей.

 

При написании данной статьи использованы все существующие нормативные акты, относящиеся к данной тематике и  практические материалы.

 

 

 

         Давыдова С.Г.

 

 

1.11.2018 г.

 

 

 

x

запрос отправлен

Ваш запрос отправлен.Наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время!


Предлагаем подробную информацию по продукции: